Маша Макарова: здесь и сейчас!

Новый сезон в клубе «Авиатор», ставшем главной городской площадкой для качественной неформатной музыки, открылся концертом группы «Маша и медведи». Одна из самых интересных команд современного рок-андеграунда выступила в Ижевске впервые за 13 лет своего неровного, прерывистого существования. Концерт подтвердил как минимум две вещи. Во-первых, «Маша и медведи» — явление уникальное, этакая волшебная призма, преломившись в которой тяжелые гитарные рифы и яростный вокал превращаются в нежнейшее, полное добра и света смысловое послание. А во-вторых, захлебывающийся эмоциями все два часа концерта зал «Авиатора» не дает усомниться: уставшая от «формата» публика ждет именно таких, на грани высокого профессионализма и сумасшедшей безбашенности музыкантов.

В том, что Маша Макарова сотоварищи добралась до Ижевска впервые со времен знаковой песни «Любочка», можно усмотреть явную историческую несправедливость. В конце концов, первым продюсером Маши был Олег Нестеров – лидер группы «Мегаполис», один из пропагандистов «ижевской электронной волны», который сам в наш город наезжал регулярно, как по расписанию. Но — что случилось, то случилось. И начавшиеся в 1997 году взаимоотношения с Нестеровым-продюсером для «Маши и медведей» закончились в 2000-м, когда Маша Макарова ушла в несанкционированный отпуск. В музыкальной тусовке это дезертирство, правда, назвали «ушла в отрыв». Сейчас Маша Макарова не скрывает, что это был период алкоголя, наркотиков, религиозных исканий и практически полного отсутствия новой музыки. Очевидно, что человек, родившийся быть музыкантом, долго в таком состоянии пребывать не может. И с 2004 года Маша Макарова со своим прежним составом (верность этих музыкантов заслуживает отдельного упоминания) вернулась на сцену. Концертированию и записи нового альбома не помешало даже рождение у Маши дочерей-близнецов Розы и Миры в 2005 году. А судя по тому, что и сейчас Маша, ожидающая третьего ребенка, свободно чувствует себя у микрофона и готовится к работе над новым диском, музыка и рождение детей для нее – единая часть творчества (творения).
Определять стиль, в котором работает Маша Макарова, – занятие неблагодарное. Когда-то ее называли российской Шинед О’Коннор – за бритую голову, оленьи глаза и мощный, плохо вяжущийся с хрупкой внешностью голос. Для отечественной сцены это было на грани эксперимента и вызова и впечатляло сильнее, чем экстремальный макияж Линды. Нынешняя, длинноволосая и хрупкая, Маша Макарова кажется еще большей революционеркой. Уже не из-за внешности – из-за песен. Где-то в бэкграунде ее сегодняшних сценических и музыкальных образов читается и Бьорк, и Шерил Кроу, и Синди Лаупер, и Энни Леннокс, и даже какая-нибудь Катя Огонек. Последняя ассоциация не случайна. Неожиданно для зрителей хиппово-андеграундная Маша Макарова закончила концерт… настоящей блатной балладой собственного сочинения «Прима дона», в которой есть строка «от Кубани и до Дона редкий мент не знал ее». На вопрос, зачем ей понадобилось писать махровый шансон со словечками «зашубиться на тюрьму» и «контролируй базар», Маша ответила: «Это из моей собственной жизни. Вся эта история случилась со мной лет шесть назад, я тогда чудом избежала тюрьмы, и только честный хороший разговор с теми тремя милиционерами помог мне». Кажется, последнее эхо периода «отрыва»… После концерта она развила тему:

  • Разные периоды в жизни бывают, и я меняюсь. Соответственно, разные песни пишутся. Тем более, мне кажется, так веселее жить – не цепляться за собственный образ, не держать себя в жестких рамках, быть гибкой и текучей. У каждого из нас есть скрижали собственного сердца, на которых начертаны главные правила, по которым мы живем. А в остальном интереснее быть свободным. Чтобы жизнь не наскучила, можно каждый день начинать с каким-то новым настроением, новым ощущением мира. Правда, сама я до такого совершенства личности еще не созрела (улыбается).
  • Ваши песни о любви – это песни о боли, и никогда о безмятежной радости. Для вас любовь всегда – драма, надлом?
  • Так и есть. Пики счастья очень быстро проходят (если вообще случаются), и потом приходится натягивать улыбку, чтобы казалось, что у меня все хорошо. Я все время напоминаю себе, что главное – не жаловаться, не портить жизнь тем, кто рядом со мной. Но в творчестве эту застрявшую внутри боль можно выразить – через образы стихов, через музыку. Вот так и получается, что в жизни я радуюсь, а в музыке проявляются все страдания и переживания, которые иначе было бы неловко выразить.
  • Когда вы свою муку отдаете песне, вам легче становится?
  • Знаете, да. Творчество прекрасно тем, что оно освобождает, излечивает.
  • 13 лет назад ваша музыка звучала из всех радиоприемников. Вас, как Любочку из одноименной песни, знали все. Хотелось бы вам вернуть тот градус популярности?
  • О достижении популярности мне думать совершенно не интересно. Мне становится скучно, когда начинаются разговоры об амбициях, о выстраивании карьеры, о том, как стать «звездой». Таким людям всегда мало, они никогда не насыщаются. Мне, наоборот, хочется от всего этого освободиться. Гораздо важнее испытывать удовлетворение от того, что у меня есть здесь и сейчас. Думаю, именно это способствует духовному росту (улыбается).
  • Как вам удается совмещать воспитание маленьких дочек и гастрольную жизнь?
  • Первые несколько лет было очень трудно. А потом это забывается, остается только радость. Я даже не могу вспомнить, в чем именно заключалась сложность. Например, я долго переживала, что сами роды – это ужас и кошмар. А сейчас я этого совсем не помню. В памяти только какие-то прекрасные моменты. Конечно, дети требуют внимания. Им пять с половиной лет, и я уже о школе начинаю задумываться… Но это все так естественно. Вообще, мне кажется, дети только радость приносят. Когда я с ними рядом, я улыбаюсь не переставая. Через какое-то время у меня будет еще один ребенок, но знаете, для меня рождение детей — по-прежнему загадка. Есть теория, что они сами выбирают себе родителей, чтобы прожить определенную жизнь. И очень может быть!
  • Вы когда-нибудь писали для ваших дочек колыбельные?
  • Мы как раз сейчас хотим это сделать – вместе с нашим гитаристом Максимом Хомичем и исполнителем на ситаре Вишвамбарой записать альбом детских колыбельных песен. Вот-вот начнем эту работу.
  • Вы о чем-то жалеете, к чему-то стремитесь?
  • Я не хочу вспоминать о прошлом и не хочу мечтать о будущем. Я хочу в полной мере ощущать мгновение настоящего, которое я проживаю. Ощущать каждую минуту. Тогда появляется ощущение бесконечности жизни, ее концентрированности, неохватности. Так можно почувствовать Бога в себе. И жизнь становится счастьем.
    И Маша Макарова снова улыбается, отчего в ее огромных оленьих глазах появляются мягкие искорки.

источник:
«Удмуртская Правда».

Алиса Чудова